Грузия 2019.09. День 8. Тушетия

8 сентября 2019

Утро.
Шесть часов.
Дождь шелестит усердно.
Спокойно сплю дальше. Отдых!

Вчера я сильно умаялся, да и за неделю усталость накопилась — поэтому без угрызений совести отлёживался до половины восьмого. Палатка, всё ещё мокрая изнутри от снегов Ацунты, слиплась с тентом, который всю ночь мок под дождём. Спальник и коврик тоже частично в воде. Срочно сушиться! К тому же дождь уже перестал плакать, и можно урвать «окошко» хорошей погоды.

Утро

Высунулся с телевиком из палатки и с интересом разглядываю тушинские пейзажи.
Тени

Пик

Пики
Завтрак проходит параллельно с сушкой походного барахла. Даже солнце выглянуло, озарив мой лагерь приятным мягким светом.

Сушу вещи, всё мокрое

Тушетия. Как же я сюда рвался! Заветный дикий край, кишащий волками, медведями, стадами овец и злобными пастушьими псами.
Спешить совершенно не хочется — надо впитывать в себя всю эту труднодоступную красоту. До Гирéви, ближайшего селения, каких-то двадцать километров — причём преимущественно вниз по ущелью реки Квахидисцкали. Доберусь, что уж там.

Выдвинулся почти что в одиннадцать. Баул наконец-то сгрузил на багажник, плечи после вчерашнего забойного подъёма в полной невменяемости. Иду. Тропа набитая, хорошо различимая, усыпана разнокалиберными камнями; по сторонам угрюмо нависают буро-зелёные горы, справа шумит река. Поверх недовольно клубятся облака.

Река и камни

Вдруг слева на склоне заметалась какая-то белая точка: гав-гав! гав! «Собака, — промелькнуло в голове. — Не хватало ещё собак!»
А вот и псина. Выскочила на тропу и лает надрывисто. А позади неё кибитка виднеется, покрытая полиэтиленовой плёнкой. Ясно, прибежище чабана охраняет. Иду потихоньку и поглядываю на злобного сторожа.
Облаяла меня псина
Пригляделся — а собака вся какая-то подранная: мордаха рваная, на задней ноге хороший такой прокус. Волки её так истрепали? Или медведи?..

Сама рваная какая-то

Тропа вывернулась пару раз, и я очутился у реки.
О НЕТ! БРОД!
Сердце тревожно замолотило. Бродов я опасался даже сильнее, чем всех окрестных собак или волков/медведов, вместе взятых.

Река. Иду вброд

Осмотрелся. Вроде неглубоко. Ну что, надо переходить. Решил я снять своё «героическое взятие» брода — а ну бахнусь в воду, хоть фото будет. Водрузил камеру на штатив, поставил её в режим интервальной съёмки. Иду с баулом, а ноги от ужаса и от холода дрожат. Но брод не выше колена. Такое я уже ходил — в сентябре 2016 с Авророй перебирались через Гегу.

Аккуратно вернулся за велосипедом и перетащил и его на другой берег. В общем, несложно. Только вода леденющая — Гега в сентября была теплее. А тут ноги аж сводит, только адреналин помогает не обращать на холод внимания.

(Если б я только знал… Ох, если б знал…)

По колено

Погнал дальше. По-прежнему иду неспешно, расслаблено. Наткнулся на любопытный кусок скалы, похожий на чешую, — уже не первый раз наблюдаю такую странную породу.

Странная фактура

И местные коровы тоже какие-то странные, чем-то смахивают на яков или буйволов. И разглядывают меня крайне внимательно, словно думают: поддеть этого подозрительного на рога или пока что не надо? Прошёл чуть поодаль от копытных — кто знает, что от них ждать можно.
Яки, буйволы?
Тропа ведёт меня по сопкам всё выше и выше. Выбрался на плоский участок, река осталась внизу. Половина первого, уже есть хочется. Съел пару ломтиков суджука — сразу полегчало.

Иду неспешно

А что там, за холмом?

Пируэты

Дорога резко ушла вниз, опять к реке. Около реки расположен лагерь — стоят балаганы, строения, есть даже синяя туалетная кабинка. Повсюду мусор разбросан. Людей не видно. А тропа уходит на другую сторону и резко взмывает вверх на склон.

Тропа резко взлетает вверх

А переходить как? Я судорожно заметался вдоль берега. Опять вброд? Течение тут сильнее, чем на первом броде. Да и глубина порядочная, сильно выше колена. После раздумий достал карты — а там мостик нарисован, чуть правее только пройти. Пройдемся же!

Есть мост! От сердца отлегло.

Мостик!

На вид надёжен.

На вид надежный

Но перила шаткие, лучше за них не хвататься.
Но перила шатаются
А теперь наверх ползти. Только собрался — а по тропе три пешеходника спустились. Познакомились: Влад, Оля и Вова, одесситы. Идут от Гиреви до Ацунты. Рассказали, что ночевали у чабанов где-то около Чонтио, — так там один медвед приходит каждую ночь в гости, с собаками только и отгоняют. Стращали меня — показывали видео с медвежьими следами, кои они лично наблюдали подле чабанской хибары; в общем — Тушетия полна топтыгиными под завязку!
Пешеходники из Одессы
Вова, Оля, Влад (слева направо)
Когда одесситы узнали, что я хочу засветло до Гиреви дойти — сразу скептически сморщились: не дойдёшь, мол, с таким-то баулом и великом! Ну что ж, посмотрим.

А это я

Пополз наверх — очень туго, пришлось рассёдлывать Бергамошу и взваливать баул на плечи — а так не хотелось… Перекусил суджуком, закинулся леденцом и отправился дальше. Ущелье просматривалось далеко вперёд — и тропу тоже было явственно видно. Надо немного напрячься, чтоб пройти всё это засветло.

Тропа узкая, кое-где скользкая, а местами просто обвалилась. Поэтому приходилось пару раз выполнять сложный цирковой фокус: держа велосипед в правой руке, придерживаться за склон левой, и при этом делать опасный шаг через почти что метровую промоину, рискуя укатиться вниз после таких акробатических приёмов.

Ущелье

Этот антивелосипедный рельеф отнял часа полтора, не меньше. Встреченные по пути пешеходники (сначала два немецких парня, потом мальчик и девочка из Чехии и России) удивлённо вылупляли глаза, после чего дружно желали мне удачи. Хм, интересно…

Тропа выходила к реке и утыкалась в большую белую скалу — поэтому надо было обойти этот кусок, форсировав реку дважды, чтоб вернуться на «исходную» сторону. Пока я стоял и тупил смотрел в карты, меня обогнали два местных чабана: один ехал верхом, другой шёл рядом. Они-то и сбили меня с панталыку. Эти два товарища спустились по тропе к речке (я — за ними) и смело ринулись прямо в брод — ещё бы, лошадь так просто не снесёт. Тот, что пеший, держался за стремя и благополучно перебрался на другой берег. Про конника и говорить нечего — он даже беседу не прервал, брод пересекая. Дошли до второго брода, углублённые в разговоры, и снова спокойно преодолели бурлящую пучину. И отправились дальше по тропе по левому (орографически) берегу.

«Орогра… Что?»

В отчётах походников и туристов частенько встречается это слово — «орографически». А что оно значит?

А вот что: у реки два берега, и поди пойми, какой у неё правый или левый. Поэтому договорились считать так: левым берегом будет тот, который находится слева, если смотреть вниз по течению реки. И только надо потом прибавить это слово: орографически. И всё станет ясно.

Чабаны перебрались. А я с баулом в 25 кг и велосипедом. Стою на берегу, смотрю на брод и понимаю — враз со всем этим барахлом не перейдёшь, страшно. Придётся по раздельности. А брод жутковатый — глубиной до середины бедра (местами и выше), скорость приличная, река сносит сильно. Реке вообще всё равно: что со мной тащить свои кубометры студёной воды, что без меня. Безразличная стихия. А идти надо! И учитывая, что все вещи сразу не перетащишь, схема вырисовывалась такая:

  • 1 перейти реку с баулом, умирая от ужаса;
  • 2 вернуться налегке за великом, замерзая в ледяной воде;
  • 3 раскорячив неудобный велик на спине, вновь отправиться вброд через холодные буруны;
  • 4 отдохнув пару минут от всего этого безумия, грязно выругаться и идти ко второму переходу через реку, и снова пойти с баулом, потом
  • 5 вернуться
  •  и
  • 6 перетащить велик.

Оглянулся и понял: я тут один на всю Тушетию. Или перехожу реку, или же остаюсь тут на ночь. С медведями и волками. Первый вариант всё ж предпочтительнее, поэтому я решил переходить. Самый первый тушинский брод по колено мне разминкой показался: тут же вода сносила так сильно, что каждый шаг давался с трудом и с ужасом — собъёт тебя с ног или нет?..

Самый страшный брод
Значительно выше колена

Вода мгновенно вымораживала ноги, но бурное кипение адреналина в крови позволяло на первых порах не замечать холода. (Надо ли говорить, что после бродов я не только не заболел, но ни разу не чихнул?) Выйдя первый раз на спасительный твёрдый берег, я не верил, что так надо будет проделать ещё пять раз! После третьей ходки я заметил, что пешая тропа на «исходной стороне» никуда не утыкается и не исчезает, а проходит… через ту самую большую белую скалу, которую и огибала река. Наверху скалы — неприятный каменный прижим. Тропка узкая, тощая — как там с великом идти, неясно. Вот почему чабаны и бродили два раза реку — на опасный прижим не пошли! И я решил не идти через скалу, а «добить» брод, невзирая на дикий страх. «Ещё три раза. Три раза».

Я дошёл до середины реки, и нужно было сделать последний шаг закоченевшей ногой.

Не знаю, сколько нервов на это всё ушло, но в последнем шестом заходе я просто физически почувствовал всё ледяное безразличие стихии. При переходе брода было три участка: плавный заход, стремнина (самое жуткое), и плавный выход. Я спокойно, сдерживая волнение, прошёл первую треть, и плавно, осторожно начал пробираться через кипящую стремнину. Раз, два, три… Ещё… Почти всё! Нужно было сделать последний шаг закоченевшей ногой — дальше уже мельчало, и близился выход, — но меня чуть качнуло и ступня криво встала между гудящих от напора воды камней. Проекция центра тяжести лишь на малую долю сантиметра не выползла за площадь опоры — иначе унесло бы меня в бурные воды реки Квахидисцкали. В глазах у меня аж промелькнуло что-то, дыхание сорвалось. Стою. Стою! Вода ревёт по камням, сердце стучит бешено, кровь в висках долбит нещадно. Я понимаю, что если сейчас не шагну, то просто тут заледенею.
Собрался и сделал этот самый страшный в походе шаг — а дальше напор потока спал, и я благополучно выбрался на берег на дрожащих от напряжения задубевших ногах, повторяя лишь «****** ***** ******!».

После Жуткого Брода я шёл словно робот. Да, красиво вокруг. Да, природа. О, горы. Овечки, круто. Щёлк, щёлк. А сам смотрю в карты: «Только бы не вброд!»

Очень круто и красиво

Вечереет быстро. По расчётам (а они всегда лживы) буду в Гиреви к закату. Отлично.

Скоро Чонтио

Дорога то идёт ровно, то вдруг спадает к ручью и вскарабкивается обратно на пригорок. И так много раз. А природа вокруг просто потрясающая. Цвета, линии, градиенты, перепады!
Краски

Холмы

Овец очень много

Добрался до Чонтио. Это покинутое село, состоящее из полуразвалившихся строений и башен из плоского сланца. Таинственнейшая атмосфера — тут бы походить, побродить…

Чонтио (ჭონთიო)

После Чонтио наткнулся на ферму/хозяйство/хутор (не знаю, как это будет правильно по-грузински) — пара сараев, загон для овец, скот, здоровенные собаки, клоки шерсти повсюду. И узнаваемая издали смесь запахов навоза, лошадиного пота, дыма, древесной стружки и овечьего молока — незабываемый букет ароматов!

И собака пастушья объявилась. Иду мимо, а она лает угрожающе. Но я на этого волкодава даже не покосился, не посмотрел, даже губы не поджал презрительно — как шёл, так и иду, не обращая ровно никакого внимания на лай. Иду, а у самого внутри всё обрывается от ужаса — а ну кинется псина?..

Время поджимает, солнце уже исчезло за горами. Через полчаса будет темно. А я в Гиреви рвусь — ещё два ручья пройти и дальше по узкой тропке крутым склоном до села. Только потом понял, что можно было бы к тем чабанам на ночлег напроситься, а не спешить до «цивилизации».

Спуск к последнему ручью добавил пару напряжных минут: тропа сыпучая, так и норовишь улететь вниз. Кое-как сполз, поднялся вновь на холм, остался отрезок на пару километров. Включил налобник и шагаю как робот. Полчаса, и я буду в Гиреви — а там можно в первый попавшийся гестхауз заселиться на ночь. Хочется в душ, попробовать местой кухни, проникнуться аутентиком. Ну и выпить, чего уж там. И чем дольше иду, тем больше желание выпить превалирует над остальными.

Склон сменился белыми зубастыми скалами — а прямо за ними показались знаменитые башни Гиреви. Значит, село рядом! Теперь надо к пограничникам заглянуть — обещал же ещё в Муцо, что непременно отмечусь с пропуском. Спустился со скал и думаю, куда дальше двигать, — и тут справа где-то вдали заморгал фонарик. Ага, погранцы! Кто же ещё будет так пристально следить ночью за тропой в скалах?

Отвечаю морганием налобника и пру напролом прямо к мигающему свету. И точно, пограничники — белый одноэтажный дом за забором, у калитки молодой грузин в камуфляже и с автоматом. Сую ему паспорт и пропуск — по-русски не понимает. Хорошо, вышел мужчина постарше — сразу бумаги проверил, расспросил, откуда я, — подивился, поразился. Даже предложил заночевать прямо у них — палатку около базы расставить. А мне выпить охота, чего-то натерпелся за сегодня. Узнал про гестхаузы и через пять минут уже заходил во двор гостевого дома. Хозяйка рассказывает про Wi-Fi, поясняет про душ, спрашивает про еду. Вот она, цивилизация! И как быстро — может, и впрямь стоило у чабанов Чонтио заночевать?..

Дальше был душ (правда, с прохладной водой, но после ледяных бродов мне было всё равно), обильный ужин в компании пеших туристов (семейной пары из Польши), домашнее вино нескольких видов, крепкая чача и долгие беседы на смеси польского, русского и английского. Поляки собирались назавтра до Ацунты, и потому с тревогой выспрашивали про дорогу — я же по мере сил отвечал. В десять отправился спать, уставший донельзя, но довольный по уши. Тушетия в самом разгаре!

Грузия 2019.09 — день 8
Distance: 21.5 km Ascent/descent: +270 m / -912 m Ele min/max: 2027 m / 2697 m Download GPX
Грузия 2019.09
Зигзаги сентября
Грузия 2019.09. День 1. Скорей бы завтра
Грузия 2019.09. День 2. Крылья и зубы
Грузия 2019.09. День 3. Плюс/минус
Грузия 2019.09. День 4. Между
Грузия 2019.09. День 5. Шуми, река, шуми
Грузия 2019.09. День 6. За синие горы
Грузия 2019.09. День 7. Скажи ветру не дуть
Грузия 2019.09. День 8. Тушетия
Грузия 2019.09. День 9. Сельский
Грузия 2019.09. День 10. Последний перевал
Грузия 2019.09. День 11 и всё.
previous arrow
next arrow
Slider

Отправить ответ

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  Подписаться  
Уведомление о